ГОРОДСКОЙ ОКРУГ

Статистика посещений

1343200
СегодняСегодня2
ВчераВчера0
За неделюЗа неделю2
За месяцЗа месяц2
За все дниЗа все дни1343200

Регистрация/вход

 

ЧЕТВЕРТАЯ ОСТАНОВКА

Борис Юнатанов, заведующий городским консультационно-диагностическим центром по профилактике ВИЧ-инфекции:
В последнее время, в связи со скандальным уголовным делом сотрудника Госнаркоконтроля РФ Александра Черепанова, слышу странные вещи. Якобы синтетический наркотик с бытовым названием «Винт» является безобидным веществом («ну, «ввинтился» себе человек, так не героин же принял!»). Лица, причастные к его распространению в городе – этакие милые шалуны. Равноправные члены демократического общества, они могут быть интересны Закону в лучшем случае как свидетели... Мне же ситуация не кажется столь прекраснодушной.

«Винт» в виде жидкости, предназначенной для инъекций, готовят большим объёмом, сразу на нескольких потребителей. В этом-то и опасность заражения СПИДом. Там, где «Винт», риск заражения для окружающих намного выше. Если ВИЧ-инфицированный залез в эту емкость своим шприцем и внес вирус, то уже другой человек, набирая отсюда раствор с использованием только одноразового шприца, рискует ввести себе инфекцию. Так и происходит заражение. В эпидкартах наших пациентов «Винт» фигурирует очень часто: до 90 процентов заразившихся употребляли наркотики инъекционно.

В случаях с употреблением расфасованного героина риск меньше. В ходе эпидемиологических расследований доказано: место, где варят «Винт», где им угощают, где его потребляют, откуда выносят, представляет реальную эпидемиологическую опасность. Очень большую.
Поэтому наркопритоны для поклонников «Винта» вызывают у меня, как у врача, крайнее беспокойство. Мне трудно считать их частным делом тех, кто там промышляет или укрывается от встречи со следователем. Они – реальная угроза всему обществу, особенно молодежи. Такие логова должны быть не то, что под серьезным контролем, – они должны быть ликвидированы официально. Без всякой игры в интересы конкурирующих или ещё каких-то правоохранительных структур.
Отвечая на вопросы, где приобретали наркотик, где кололись, наши пациенты называют конкретные адреса. Эти точки являются местом приобретения и фактором распространения тяжёлой болезни. Например, адрес, по которому фигурируют потерпевшие по делу Черепанова, известен мне ещё с февраля 2001 года. Буквально на прошлой неделе у меня на приёме был парень, который опять назвал конкретно знакомое имя и знакомый адрес.
Туда я до сих пор пытаюсь попасть с начала 2001 года, чтобы сделать дотестовое консультирование человека, составляющего проблему. Мне надо его обследовать. Есть большая вероятность, что он – источник инфекции для других людей. Но мы не можем ему ничего предъявить, пока нет диагноза. То есть ответственность – юридическая, а прийти, в соответствии с законодательством, следует добровольно. Если я обследовал человека с положительным результатом, то беру расписку о том, что он знает о существовании 112-й статьи УК - за угрозу заражения, за факт заражения, за заражение несовершеннолетнего.  
Поэтому в последнее время мы просто приезжаем на данный адрес, нас туда не впускают, дверь всё время закрыта, нет возможности вызвать человека на разговор. Мы и в дверь стучали, и в окна стучали, и записки оставляли. И на «скорой» приезжали, я в халате был, - ну, не можем выйти просто на общение. Остаётся уповать на то, что, может, когда-то проснется совесть, элементарное беспокойство за свою жизнь, наконец. И он, прозревший, придет на обследование.

Посмотрите на моих пациентов, имеющих доступ к наркотику. Это молодежь, которая умрёт через три-пять лет. Инфекции на чайковской территории всего три года, а мы уже похоронили 14 человек. На сегодня, 21 декабря, в Чайковском 281 больной СПИДом. У меня сейчас пациенты получают препарат, курс которого стоит порядка 4 тыс. руб. Они получают лекарство бесплатно, по федеральной программе. Дети-хроники в детской поликлинике не видят этого, потому что мамы не в состоянии купить и провести курс лечения. А здесь мы им делаем это, иммуноглобулин вводим, каждая беременность ВИЧ-инфицированной женщины съедает порядка 40 тысяч на химиопрофилактику. И не важно, что эти деньги федеральные, поступающие помимо местного бюджета. Это все – средства налогоплательщиков. Они могли бы пойти на оздоровление детей.
Как можно говорить об ущемлении прав, когда люди несут горе другим людям? Одному хорошо, а всем, кто его окружает, плохо. Считаемся с одним человеком, плюём на все общество.
Буду откровенен: как специалист, я чувствую себя в ситуации, подобной той, в какой оказался Александр Черепанов. Я обязан выполнить свой профессиональный долг, провести обследование, но не могу. Положение просто безвыходное. Общественная безопасность, эпидемиологическая необходимость вступила в противоречие с правом гражданина на добровольное обследование. Существование этого противоречия очень мешает нам работать, создает угрозу для общества. Я могу сказать со 100-процентной уверенностью об угрозе – не возможной, не гипотетической, а реально существующей..
Мне кажется, ставить вопрос в отношении Черепанова, выполнявшего свой долг, так, как сегодня это делают, – с привлечением наркоманов, наркопотребителей, содержателей наркопритона в качестве обвинителей, – грязно и подло.
Что получается? С одной стороны, социальные проблемы мешают работать врачам, Госнаркоконтролю в интересах безопасности общества. С другой стороны, мы демократическое государство, но у нас общество к этому еще просто не готово, мы по-другому жили, по-другому воспитаны были. Мы на следующий же день после тоталитарного государства объявили демократию, торжество прав без обязанностей. При отсутствии-то культуры, какую воспитывают веками! Уверен, такие факты, вроде происходящего сейчас судебного разбирательства – большой минус нашему обществу, мы просто потворствуем диктату асоциальных элементов. Если такое продолжится и молодежь по-прежнему сможет без проблем получать наркотики, не представляю, кто будет жить после нас. Ответьте мне, пожалуйста, кому мы оставим наше государство, которое сегодня так трогательно печется о правах своих разрушителей?
… Всегда говорю наркоманам, вне зависимости от того, что они употребляют:
- У тебя есть три остановки: тюрьма, ВИЧ-инфекция и кладбище. Твоя дорога до «конечного пункта» всегда намного короче, нежели у обычного человека. Другого не дано.
Теперь, вижу, впору задуматься ещё об одной остановке, четвёртой по счёту. Тоже роковой, но уже общей, одной для всей нации.
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

общественно-политическая газета МЫ.
Печатное СМИ распространяется на территории России.
главный редактор Чайковской общественно-политической газеты МЫ - Чугаева Любовь Николаевна