ГОРОДСКОЙ ОКРУГ

Статистика посещений

1281556
СегодняСегодня2
ВчераВчера0
За неделюЗа неделю2
За месяцЗа месяц2
За все дниЗа все дни1281556

Регистрация/вход

 

ТЕПЛОВОЙ УДАР

Галина Грохова, глава Фокинской сельской администрации:

Кому плохо, а кому хуже всех

Сегодня 30 сентября, но в Фоках обогревают только школы. Они получают тепло от котельной, которая отапливается мазутом. Что касается детского сада и больницы, подключенных к газовым котельным, то там тепла еще нет и когда будет, сказать сложно. Задержка объясняется долгами ЖЭУ-4. Оно в трудном положении из-за долгов населения за жилищно-коммунальные услуги, их по территории Фокинской сельской администрации скопилось 2,4 млн. руб. Поэтому ЖЭУ не может закупить ГСМ, чтобы затопить котельные и отдать прошлогодние долги за газ.

Положение сложное. Люди не платят по разным причинам, в основном нет денег. Субсидии оформляются, но они очень малы и проблему не снимают. Если должники не могут вовремя рассчитаться с ЖЭУ-4 , то ЖЭУ-4 автоматически становится должником, не может отдать деньги за ту же электроэнергию. Сразу выстраивается цепочка, энергетики ставят перед выбором: деньги или электричество. Первым кандидатом на отключение всегда идет почему-то водозабор в Фоках. Водозабор в Фоках – это школа, детские сады, весь соцкультбыт. Живем в режиме пожара, взять сегодняшний день: сколько денег удалось насобирать, все отдали ЖЭУ-4 за электроэнергию, чтобы только водозабор мог работать. 
Понимаю, коммунальщикам нынче плохо. Но население тоже не может потянуть всю тяжесть проблем ЖКХ. Село никак не готово к 100-процентной оплате за услуги этой сферы, которая сама по себе очень затратна. Реформа отрасли в основном свелась к тому, что все обязанности бюджета переложили на плечи пользователей. Хорошо вот в городе, там одна ТЭЦ отапливает все жилье. А у нас получается пять котельных на 30 квартир и несколько объектов. Это очень дорого.
 Конечно, начинать работу по удешевлению затрат в жилищно-коммунальном хозяйстве надо было еще лет 10 назад. Может, оставлять только одну котельную, делать ее общей для всех пользователей. Может, вообще радикально поменять технологию отопления, найти что-то современное, с доступными по цене ресурсами и системой обслуживания. Но этого не сделано, и сельское население опять оказалось крайним.
  
Лидия Попова, специалист Сосновской сельской администрации:

 

Избушку на клюшку

В этом году Сосново впервые столкнулось с тем, что жизнь в благоустроенных многоквартирных домах потеряла привлекательность. Кто-то меняет квартиру на частный дом, а раньше такого не случалось. Некоторые уезжают в город, квартиру закрывают, жить здесь невозможно из-за дороговизны жилищно-коммунальных услуг. В общей сложности до пяти квартир уже стоят без хозяев, закрытые. 
Наше село Сосново отапливается от котельной ЖЭУ-4, которая работает на мазуте. Центральным отоплением пользуются садик и школа, к ним были подсоединены два 16-квартирных дома. Два года назад, когда было терпимо с оплатой, к сетям присоединились коттеджи по улице Школьной. Теперь многие стали отключаться от муниципального тепла, благо, печи в коттеджах остались. Народ знает, что ждать уже нечего, цены за жилье растут и рост продолжится, надеяться можно только на себя. Все, что можно было – субсидии, адресная помощь – уже применено. Но жители села все равно стараются решать проблему с теплом самостоятельно. Считают, что лучше вовремя отключиться и принять какие-то свои меры. Им кажется, легче будет прожить за счет дров. Пишут заявления с отказом от централизованной услуги, подсоединяются к печам. 
Вот только с обоими благоустроенными 16-квартирными домами, где нет печей, будут сложности. Зарплата в Сосново низкая. Если работаешь у частника – бар, магазины, то нет и тысячи, потолок - 600-700 рублей. В садике получают 1200, в ЗАО «Мясо» - полторы. Как будут выживать при таких доходах в благоустроенных домах, без печей, прямо не знаю. 

Александр Смирнов, глава Больше-Букорской сельской администрации
С дровами надежнее, чем с ЖЭУ

У нас, в Большом Букоре, обе местные котельные от ЖЭУ-4 работают на газе. Вроде бы тепло должно быть дешевым. Но по Чайковскому району установлен общий тариф – 41 руб. за квадратный метр жилой площади. Дорого, потому что сделана средняя цена по району. Полностью газ только у нас, остальные села в районе в основном кто на угле, кто на мазуте, кто на дровах. 
 Поэтому с нового года жителям Большого Букора предъявляют, как всем, большие счета. Центральным отоплением в селе пользуется целая улица, Юбилейная, около 200 человек. Цены неподъемные. Скажу на своем примере. У меня 1-комнатная квартира, комната 12 кв. метров. Плачу 2,5 тыс. руб., из них больше тысячи отдаю за тепло. Если кто работает в колхозе, там, сами знаете, получают полторы-две тысячи максимум. Только единицы наших жителей способны выдержать такой удар по семейному бюджету. Газовиков и нефтяников можно по пальцам пересчитать, в этих организациях работают в основном люди из города.  
Если б нам сделали перерасчет по факту затрат, как за газ, стало бы дешевле. Вопрос стоит с прошлого года, сразу, как взлетели тарифы на услуги ЖКХ. Сельская администрация сделала уже несколько ходок к властям. Приглашали Н. А. Заикина, был и П.Б. Рульков здесь. Несколько раз писали в городскую думу. Писали и премьер-министру Фрадкову, и нашему депутату, председателю областного Законодательного собрания Девяткину. Нам пообещали сделать перерасчет. В последний раз по этому вопросу собирались буквально в сентябре. И мэр здесь был, и депутат ЗС. Вопросы им задавали. Но пока без перемен. Суммы в платежках от ЖЭУ-4 все те же. Нам объясняют, что перерасчитывать невыгодно. Если в Букоре уменьшат плату, привяжут ее к реальной себестоимости, так на кого-то надо будет разложить остальные расходы ЖЭУ. В Альняше, например, цена поднимется в два-три раза. 
 Сейчас большинство людей просто не платят или платят по тем же тарифам, по каким рассчитываются городские жители. Некоторые стали ставить печки, отсоединяются от сетей. Печки делают из кирпича. Дрова находят, с ними все-таки выходит дешевле. За тепло от котельной, за горячую воду надо отдать в год 30-40 тысяч, а на дрова хватит пять-шесть.
Задолженность Букора по ЖКХ сейчас где-то 700 тысяч. Раньше задолженность была гораздо меньше. Большие долги бьют и по ЖЭУ, и по самим людям. Коммунальщикам нечем оплатить газ и электроэнергию, рассчитаться с поставщиками. Пока не оплатят, не включат котельные в работу.  
Как будет дальше, поживем – увидим. Идет реформа местного самоуправления. Говорят, сельское поселение само будет решать свои жилищно-коммунальные проблемы. Какие полномочия нам дадут и какие средства на это разрешат тратить, какими финансами подкрепят новые обязанности? Если не будет ни того, ни другого, так все и останется на этом уровне. 

Осведомленный источник из ЖЭУ-4, пожелавший остаться неизвестным:
Хочешь гуманных тарифов? Живи в Прикамском 


Население поселка Прикамский платит за тепло по городскому тарифу. Рублей девять, что ли. Не как все остальные сельские жители. Потому что теплоснабжение поселка идет от центральной магистрали ТЭЦ-город. Оплата зависит только от площади жилья. У кого 300-400 квадратов – соответственно, платят за эту площадь. Конечно, доходы у людей сейчас отличаются в разы, в десятки раз. кому-то и городской тариф - дорого. Но отказов от центрального отопления на сегодняшний день нет совсем, 90 проц. населения исправно платят за тепло. На альтернативное отопление никто не переходит.  

ЮРИЙ САМОЧКОВ, директор МУП ЖЭУ-4, депутат городской думы:
 Страна поможет, бюджет подаст


Какие, спрашиваете, у людей перспективы? Перспективы хуже некуда. Вот смотрите. Здесь, на месте, у нас заложена в гигакалории тепла стоимость мазута 2, 8 тыс. руб. за тонну, со всеми накрутками. На сегодняшний день поставщик, как ЛУКОЙЛ, например, продает за 5,400. Когда мазут дойдет до меня, его цена будет около 6 с половиной тысяч. Видите, удваивается. 
Мы ведь сами не устанавливаем цены. Это делает РЭК - региональная энергетическая комиссия, в целом по области. Мы туда даем все документы, все данные, где, что и почем покупаем для сельских котельных - дизтопливо, нефть, мазут, уголь, газ и т.п. Все документы в порядке, РЭК работает не со слов. Цены у нас зависят от видов топлива. Некоторые в Чайковском ниже, чем по области, некоторые на уровне области.  
В Чайковском районе стоимость услуги – 40 руб. за отопление одного квадратного метра. Она сложилась уже на нашем уровне. Здесь ее утверждает городская Дума, после решения РЭК, с учетом затрат предыдущего года и коэффициента инфляции. Что тариф в районе установлен усредненный, так это дума приняла, чтоб никому не было плохо. 
Чего надо ждать? Все зависит от того, какое мы в думе примем решение при верстке бюджета. Где газовые котельные, там, ясно, тариф скинется наполовину. А газовых котельных у нас – 5 из 22-х действующих, две в Букоре и три в Фоках. Сколько будут платить получатели тепла от других котельных, зависит от государства. От того, как оно компенсирует нам стоимость мазута. Мы бы хотели сохранить тот тариф, который есть. 
Из-за того, что очень дорого, некоторые котельные - Альняш, Маракуши, Дедушкино, Каучук, Кемуль - переведены на дрова. Переход на дрова – это, конечно, дешевле. Но на дровах можно работать не весь сезон, а только в начале и в конце, потому что дровами температуру особо не поднимешь. Зимой либо уголь, либо мазут. Соответственно мы перевели всю организацию на новую форму. Просто раздробили, чтобы меньше налогов платить, если честно сказать. 
Для чего-то большего, для перехода на современные отопительные технологии, нужны деньги. Бюджет дает – мы переходим. В Фоках аннулировали мазутную котельную, перевели на газ, сейчас там будут пусконаладочные работы. В Чумной перешли на индивидуальное газовое отопление вместо очень затратной общей котельной. Тоже администрация профинансировала, кто же еще, у нас денег нет.
Сейчас чайковское управление образования пытается установить в Вассятах, на объекте школа-сад, оборудование, изготовленное по технологиям военно-промышленного комплекса, с режимом «день-ночь». Если на самом деле оно даст 10-кратную экономию ресурсов, как говорит их экономист, то может быть, по этому варианту пойдем. Будем выходить на думу, чтобы бюджет покупал оборудование. У нас самих таких денег нет. 
А что какие-то тревожные социальные процессы на селе начинаются, что там квартиры уже закрывают и оставляют, потому что очень высокая оплата за жилье … Ну, я еще ни одну такую квартиру не видел. Не знаю, насколько вам правду говорят. Да, кто-то отказывается от центрального отопления. Процесс идет везде помаленьку; начиная с 1 мая, человек 50-60 ушло. Что делать станем, если народ постепенно разойдется? Да закроем котельные. Думаете, я большую прибыль от них имею? Да никакой, одни убытки. Наше ЖЭУ-4 найдет, чем заниматься. Нынче мы только на стороне, разными подрядами, заработали полтора-два миллиона, чтобы выжить и подготовиться к зиме. Народ-то не платит. 
Вы напишите, что на сегодняшний день задолженность населения по всему району составляет 7,8 млн. рублей. Не платит нам население. Эта сумма наросла с 1 января. До этого задолженность выражалась дежурной цифрой, миллиона полтора. И можно написать так: если население не будет платить, то ЖЭУ-4 не будет существовать. У нас очень тяжелое положение, хуже некуда. Мы ведь не только теплом занимаемся, мы полностью создаем все коммунальные услуги на деревне, хорошо или плохо. Пока существуем, еще никого не разморозили.  

Александр Артюшкин, специалист по внедрению инвестиционных программ, к.э.н.:
Подойдите к проблеме как к бизнесу

Центральные системы отопления на селе – дело вообще разорительное. Но и отказ жителей от услуг ЖКХ должен расцениваться как негативный посыл. Сокращение зоны обслуживания приведет к дальнейшему росту цен на услуги котельных, потому что коммунальщики захотят покрыть свои убытки за счет тех, кто останется их клиентами. Выход один. Надо переводить сельскую местность на новые, более экономичные технологии отопления.
Сейчас даже в городах многие небольшие предприятия, имеющие производственные цеха, отказываются от центрального отопления, для них это не по карману. Переходят на локальные газовые системы отопления – по-моему, боюсь ошибиться в терминологии, газогенераторные печи, выгодные и удобные. 
 Проблема перевода села на новые системы отопления серьезно рассматривалась еще при губернаторе Ю. Трутневе. Я и сам участвовал в работе семинара областной администрации как раз по этой теме. На территории северных районов области уже есть практика перехода на малые индивидуальные котельные. С экологически чистыми, достаточно рентабельными видами топлива, изготовленными из отходов древесины, из всякой мелочевки после переработки леса. Это коснулось совсем маленьких поселков, в первую очередь в Коми округе, где крайне нерационально содержать котельные с традиционными видами топлива и особенно сети. Переведена в основном социалка, в первую очередь – сельские школы и больницы, в зависимости от потребности, от зданий. Все расходы от внедрения новаций окупались буквально за год, и потом установленное оборудование уже давало чистую экономию. 
В Пермской области была утверждена областная программа по переводу сельской местности на новые виды отопления, с бюджетным финансированием. Есть фирмы, которые занимаются изготовлением и поставками такого оборудования. Область даже создавала определенный фонд. Из него финансировались районы, которые изъявляли желание перейти на эту систему. Нашей территории, в бытность А. Пройдакова, тоже предлагали деньги под это дело. По-моему, данную программу никто не отменял. 
Бытует мнение о финансовой недоступности перехода на новые технологии. Действительно, сумма разовой инвестиции может ошарашить, первоначальная затрата выглядит очень ощутимой. Такие деньги! Но бюджету все равно приходится выделять средства для социалки. Надо посчитать. Может, целесообразнее один раз выделить энную сумму, вплоть до взятия кредита в банке? Через два года эти кредиты не просто выплатятся, но еще и окупятся. Подходить, как к элементарному бизнесу. 
Думаю, для сельской местности Чайковского района никакой объективной проблемы с внедрением нет. Если уж газификация у нас отстает, эффективным мог бы стать переход на отопление переработанными отходами древесины. В наших лесах как раз, кроме дров, больше ничего уже не осталось. Конечно, это не значит, что всем надо переходить на печи. Это уже задача для экономистов – посчитать, как выгодно перейти, на какие виды технологического оборудования, на какие системы. Но то, что будет гораздо выгоднее – даже не вопрос. Дело просто в людях. Новое всегда идет тяжело. Оно означает отказ от привычных, наработанных схем. Схем, которые чреваты еще и коррупционными искушениями, хотя я не имею в виду кого-то конкретно. Уголь, мазут – это деньги. Можно приобрести у одного поставщика, а можно у другого. Случаются необоснованные транспортные расходы, наценка через «дочерников», и т. д. – это все возможно на сегодняшний день.
Внедрение новых систем, конечно, придется отложить до следующего сезона. Пока можно поработать над сокращением расходов по углю и мазуту. Кроме «Лукойла», есть и другие компании, поставляющие жидкое топливо. Есть «Башнефть», есть Удмуртия. Реальная разница между максимальными и минимальными ценами в регионе, и не только на мазут, но и на печное топливо, доходит до 30 процентов. Была бы задача купить дешевле. Если перед человеком эта задача стоит, то решить ее можно.  

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

общественно-политическая газета МЫ.
Печатное СМИ распространяется на территории России.
главный редактор Чайковской общественно-политической газеты МЫ - Чугаева Любовь Николаевна