ГОРОДСКОЙ ОКРУГ

Статистика посещений

1284826
СегодняСегодня2
ВчераВчера0
За неделюЗа неделю2
За месяцЗа месяц2
За все дниЗа все дни1284826

Регистрация/вход

 

ВРЕМЯ МОЛОДЫХ ТЕЛ

В коридоре городского Центра занятости населения - группка парней. Постояли у информационных стендов, почитали список вакансий – и на выход. Знакомимся. Антон, электрик, отслужил в армии, работает грузчиком у частника, работы по специальности нет, где освобождается место, так берут блатников или ищут дураков, платят копейки. Коля – отделочник, но начинающий, везде только и слышит: нужен опыт, нужен опыт…
- Может правда, Антон, поедем в Ебург? Пацаны знакомые говорят, только время в Чайковском потеряете, тут своих некуда девать.

Ребята живут не на Луне и знают, о чём говорят. С началом этого года крупнейшие предприятия города - бывший КШТ, ныне Чайковская текстильная компания (ЧТК) и Уралхиммонтаж (УХМ), возобновили массовые увольнения. Это подтверждают сведения Центра занятости населения. Вот статистика сокращений среди текстильщиков: январь - 39 чел., февраль – 29, март – 12, апрель – 33, май – 28: УХМ: январь – 93, февраль – 30, март – 46… Работодатели этих фирм тянут с выплатой заработка до последнего.
Мировой суд засыпан исковыми заявлениями о взыскании с администрации УХМ задолженности по зарплате. Она накопилась в большинстве с прошлогоднего декабря, несмотря на привлечение руководителя предприятия Александра Поспелова к административной ответственности по линии Государственной трудовой инспекции (сведения получены от гострудинспектора Андрея Гуркина). Так, участок №80, которому подведомственны споры граждан с УХМ, с середины января 2005 г. до конца марта принял к рассмотрению 40 заявлений. В апреле мировой суд продолжил принимать сходные иски от работников этого предприятия. И это лишь часть общей картины. В конце 2004-го и начале 2005-го «родной» мировой судья Уралхиммонтажа был в отпуске, иски поступали на соседний участок №79.
Задержки как минимум на два месяца и без того жалкой зарплаты давно вошли в традицию текстильного комбината. Многие люди, работающие на предприятии все последние годы, жили плохо. Настолько плохо, что даже человеческим существованием это назвать нельзя. Если назовёшь, то надо какие-то оговорки делать. Наши текстильщики оказались в неравных условиях с работодателем. Дешёвая рабсила!  
Нынче работодатель рассчитался с людьми за февраль в конце первой декады апреля. Рабочие-текстильщики безумно рады этому обстоятельству. Хотя для иного коллектива оно, наоборот, послужило бы поводом перейти на «вы» с администрацией. Но даже за такую «поблажку» пришлось бороться: строчить письменные заявления на имя гендиректора Олега Ларина и председателя профкома Валентина Трубникова, обращаться в областную газету «Профсоюзный курьер», пытаться припугнуть начальство остановкой работы. Тем не менее, это были самые радикальные меры протеста. К тому же администрация б. КШТ пообещала работникам пряник. По словам председателя цехкома аппретурного цеха отделочной фабрики Татьяны Коровиной, людей заверили, что впредь зарплату будут платить, как положено. Что в апреле отдадут за март, в мае за апрель и далее по тексту.
Трудно предугадать, насколько устойчивой будет обещанная схема. Воцарится ли она на комбинате отныне и навсегда. Сойдёт ли на нет после майской конференции по принятию нового колдоговора. Послужит ли временным приёмом для удержания дешёвой, но квалифицированной рабсилы. Оставшиеся кадры проявляют удивительное терпение. Кто посильнее и порешительнее, давно нашли себя, сменив место работы. Но штаты в приличных местах, в реальном секторе экономики не резиновые.
Да и сам сектор, к сожалению, усыхает. Куда уйдёшь, если город плодит «смертников» среди предприятий. Стремительно теряет рабочие места ещё недавно благополучный Уралхиммонтаж, якобы жертва собственных хозяйственных просчётов. Оставили позиции речной порт и РЭБ флота. Большой вопрос, будет ли сохранена сама ЧТК: похоже, комбинат летит в пропасть, и это приобретает характер неотвратимого процесса. Дорогостоящая модернизация не спешит приносить отдачу. Техника сыплется, приобретённые бэушные технологические линии требуют денег, а где их взять, если доходы от финансовых потоков сосредоточены вне г. Чайковского? Текстильщики сами рассказывают с горькой иронией:
- Начальство открыло телефонную «линию доверия», так мы по ней матом не ругаемся, а разговариваем.
 Занятость на предприятии больше напоминает на скрытую безработицу. Вот что говорит Ирина Гордеева, контролёр качества готовой продукции нового отделочного производства: «В декабре работала 13 смен из 21, в январе -10…»
Все это порождает своеобразную манеру общения (какие претензии, вам посчастливилось получить работу), низкие заработки. Даже судебные приставы-исполнители, имеющие на руках решения судов об исполнении обязательств по искам граждан к ЧТК, расписываются в бессилии правосудия. Они признают, что имеют дело, по сути, с фирмой-«пустышкой» (см. «Мы» №1 за 2005 г., «Жильё отдай дяде»). С которой, кроме долгов, взять нечего. В такой ситуации коллектив верит в невесть откуда возникшие слухи о глобальном сокращении, называет фантастические цифры – 700 человек, 750, 1000. Многие, кто доработал на комбинате до 40-45 лет и имеют профессию, которую никаким боком не пришьёшь в любой другой отрасли, в ужасе от своего будущего.
 Вы можете себе представить, что готов вытерпеть человек, обречённый на безработицу? Отвечаю: что угодно он готов вытерпеть. Потому что он абсолютно в руках своих работодателей, последних в этой жизни. И что если завтра его разотрут в пыль и грязь, за это никто даже не ответит, за это ни на кого даже не нахмурятся. Всё-то ему, работодателю, можно, труд принудительный использовать можно, всё ему сходит рук. Вон г-ну Поспеловуза невыплату зарплаты хотя бы штраф дали, а кого наказали в ЧТК?
Разговоры, начатые в производственных «курилках», продолжаются дома. С чего бы детям текстильщиков загореться желанием вставать в одни колонны с родителями, плечом к плечу, под корпоративный лозунг «К успеху – вместе!» Опять же вставать особо некуда, когда каждый месяц людей десятками отправляют за забор.
Обидно, что ЧТК задаёт тон, определяет местечковый менталитет. Манера принятых здесь отношений с наёмным персоналом воспроизводится в других местах. Хозяева новых предприятий в порядке нормы подолгу задерживают заработную плату. Кто устаёт ждать заработанных денег, тот свободен, на его место прибегут десятки прям счаз. Повсеместно возникла мода устанавливать для рабочих-новичков на пару месяцев некий испытательный срок, за время которого человеку отдают только половину заработка. И люди, даже если они сроду не работали на бывшем КШТ, помалкивают, ждут милостей от господ.
Молодёжи душно от одной только мысли о такой атмосфере. Да и не ждут её, молодёжь, даже на мало-мальских производствах. Предприятия просят в основном у Центра занятости прислать им рабочих с высокими разрядами, и ребята уходят с биржи труда чаще всего не солоно хлебавши. Для справки: на долю молодёжи, говорит директор Центра занятости Людмила Панина, приходится 38 проц. от общего числа всех, кто обращается за содействием в трудоустройстве.
К 1 апреля на учёте в городе было 502 безработных; специальные методики предлагают умножить это число на 5, чтобы получить истинную цифру. Уровень же официальной безработицы в нашем городе 0,8 проц., показатель ниже среднеобластного 1,2.
И по оценке Л. Паниной, ситуация на рынке труда «рабочая, не чрезвычайная»:
- Желающие могут переучиться на строителей, поваров, кондитеров и продавцов. На эти специальности существует устойчивый спрос.
Однако, утверждает перечень вакансий в Центре занятости, не только на эти. Городу нужны специалисты с высшей профессиональной подготовкой. Врачи, инженеры, специалисты сельского хозяйства. Ну ладно, случился в обществе перекос, подготовка по рабочим профессиям потеряла на время престиж, народ ломанулся в вузы. Так где они сейчас, дипломированные специалисты?
А вы посмотрите вокруг. Если прежде наш город притягивал самых деловых и энергичных, если даже самые завзятые романтики бросали якорь в Чайковском, то нынче видим обратное. Предприятий, способных поддержать достойное существование своих работников, в городе раз-два – и обчёлся. Рабочие едут на заработки – Пермь, Ижевск, «севера», иначе прогоришь только на оплате за коммуналку. Опытные специалисты, интеллигенты отбывают на постоянное жительство в Москву, Санкт-Петербург, Пермь, Нижний Новгород.
Город начали покидать предприниматели; уезжая, они продают свой бизнес, продают квартиры. Об этом процессе в направлении отсюда - туда правильнее говорить не едут, а бегут. От отсутствия перспектив (как правило, нормальные места заняты пожизненно, куда же подевать бездарных, но амбициозных своих да наших?). От бессмыслицы бизнеса, убыточного из-за низких доходов населения. От административных препонов, возникших после политических поражений урюпинского масштаба в 2003 году. От тотальной кашетинизации. От некомфортной жизни, выбитых дорог и тротуаров.
Город вступил в стадию системного разрушения. Чтобы удержаться от деградации, срочно нужны новые предприятия, новые рабочие места, приток денег в бюджет. Носители свежих идей нужны, люди не зашоренные, не опустошённые облизыванием хозяйских сапог. Внятный план развития территории, определяющий, куда и как идти. Пора оставить мечты о дяде со стороны, который придёт с мешком денег и профинансирует местные проекты под наши красивые глаза. Дядям надо предоставлять более чем убедительные доказательства нашей деловой состоятельности, а с этим проблемы. Можете посмотреть интервью главы чайковской администрации Николая Заикина, которое он дал областной газете «Business class» (тематические страницы «REGION.bk», №1(1), 7 февраля 2005 г.). Глава, по сути, подтверждает полную зависимость территории от предприятий, существующих вне зависимости от существования муниципалитета. С понятной сдержанностью отвечает на вопрос «о мерах, принимаемых администрацией Чайковского для повышения инвестиционной привлекательности территории»:
- Мы стараемся, но, говоря откровенно, эта работа на сегодняшний день на начальной стадии…
Нет, конечно, чиновники что-то делают. Покончено с долгостроем на Заре. Есть программа содействия занятости, под неё отпущено 145 тыс. руб. – чтобы организовать общественные работы, провести ярмарку вакансий, подыскать работу для совсем-совсем бедных. В прошлом году на столь богоугодные дела Центр занятости получил всего 10 тысяч.
В остальном почти за полтора года после выборов 2003-го мало что переменилось. Не было в городе социально-экономического анализа по рынку труда при бывшем мэре, коммунистическом ставленнике Алексее Пройдакове - и нет при сегодняшнем, выдвиженце с ЧТК Николае Заикине. Не было ясности с новыми рабочими местами два года назад – она и не возникла до сей поры. Отсутствовала обоснованная жёсткость в диалоге с крупными собственниками – её появление и не предвидится. Например, так и осталась незакрытой мутная тема лоббирования частной текстильной компании. Имею в виду известный факт с перечислением из казны 9,5 млн. руб. на счёт Водоканала за незаконные муниципальные льготы для ЧТК: кто ответил за бесподобную доброту экс-главы? Что сделал его преемник, чтобы вернуть деньги? Как говорится, яйца те же: вид сбоку.
Впрочем, определённые перспективы у трудовых ресурсов всё же есть. Город бойко удовлетворяет спрос на экспорт девочек.
- Да вы что?! Девочки едут сотнями, если не больше! – успокаивает меня менеджер одной из фирм, специализированных на подобных отправках. Каюсь, я представилась мамой, обеспокоенной желанием дочки подзаработать за границей.
- Ну, куда девушки едут… В Японию едут работать, в ночных клубах. Сидят, разговаривают. - Менеджер тщательно подбирает слова. - Вы же понимаете, в Чайковском им ничего не светит.
Новый бизнес имеет признаки респектабельности. Его офисы расположены по тому же адресу, где находится городская прокуратура: ул. Вокзальная, 2. Успех ему обеспечен, судя по положению молодёжи в Чайковском, всерьёз и надолго. Работа с отечественными образцами привлекательности поставлена на должный уровень. Вот замечательный пример. Одна из местных газет даёт фоторепортаж с закрытого, так называемого чернового кастинга (иными словами, прогона) в рамках регионального конкурса красоты. Мероприятие проходит, пишет газета, «при закрытых дверях, без зрителей», красотки (требования: 15-20 лет, не замужем, без детей, волосы длинные, попки без целлюлита) демонстрируют «все достоинства своей фигуры». Предстоит отобрать самые лучшие экземпляры, а далее цитата: «Эту миссию на себя взяли заместитель главы администрации Голягина Л.А. , председатель комитета по молодёжной политике Калабина Н.В.,… заместитель директора ДМ (Дворца молодёжи) Илюхина М.В.». Серия откровенных снимков с закрытого просмотра – стойка в неглиже, обмер груди и прочих частей - подтверждает: ответственные товарищи из администрации патронировали важнейшее дело.
Не факт, что всех соискательниц признают красавицами. Зато выявленные данные помогут молодым тела найти своё дело. У нас теперь язык общественных отношений лёгкий и понятный: дай, беги, хочу. Это как мур-мур и мяу-мяу – всё от пупка и ниже. Вот он, потенциальный стратегический инвестор: девочки, обмерянные сантиметром («где надо – гладко, где надо – шерсть»(Бродский). Биологический ресурс требует чисто символических вложений в виде бюджетных средств, интеллекта и оргусилий. Зато он привезёт в город деньги. Он, а кто же ещё?

Любовь ЧУГАЕВА 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

общественно-политическая газета МЫ.
Печатное СМИ распространяется на территории России.
главный редактор Чайковской общественно-политической газеты МЫ - Чугаева Любовь Николаевна